Приведенные ниже письма были выбраны из многих тысяч посланий, полученных в поддержку Знамени Мира, для того чтобы продемонстрировать большое разнообразие интересов тех, кто воспринял этот Пакт в качестве решения одной из величайших проблем цивилизации.

Джеймс И.Аллен, президент колледжа Дэвиса и Элкинса:
Я буду чрезвычайно рад оказывать всяческое содействие плану профессора Рериха по защите художественных и научных ценностей во время войны.
Сожалею, что эта идея не получила развития сотни лет тому назад. Кто может сказать, сколько мы потеряли вследствие этого?
Когда мы соберемся в церкви, я с радостью расскажу об этом проекте своим студентам.
28 апреля 1930 г.
Элкинс


Рафаэль Альтамира, судья Постоянного Международного Суда, Лига Наций:
Я чрезвычайно рад сообщить вам, что после представления мною вашего проекта, основанного на статье профессора Рериха, Королевская академия истории, а также Королевская академия политических и социальных наук, приняли решение о поддержке этого проекта, который они искренне одобряют. Ими также принято решение о направлении обращения в адрес министра государственного образования, к ведомству которого принадлежат наши Академии, чтобы будущий международный договор профессора Рериха был достойно представлен перед правительством.
Буду рад выслать вам копии двух этих постановлений, как только получу их в свое распоряжение.
29 мая 1930 г.
Мадрид


Б. Альварадо Т., ректор Национального университета:
Настоящим подтверждаю получение вашего любезного послания от 17 числа [прошлого] месяца относительно выдвинутого Музеем Рериха в Нью-Йорке Международного пакта по защите мировых художественных и научных ценностей с помощью флага, который будет называться «Знаменем Мира».
Отвечая на это письмо, я имею удовольствие сообщить вам, что важное и благородное стремление Музея Рериха заслуживает всяческого одобрения, поскольку направлено на то, чтобы в случае возможных в будущем войн не допустить уничтожения произведений искусства и науки, представляющих собой бесценные сокровища, плоды творческих усилий прошлых поколений. Таким образом, я верю, что этот проект будет воспринят с единодушным и всеобщим одобрением, и от всей души желаю, чтобы он как можно скорее был принят всеми цивилизованными народами.
3 июля 1930 г.
Гватемала-сити


Археологическое общество г. Пловдива, Болгария:
Мы с большой радостью отметили вашу достойную всяческого одобрения инициативу по сохранению художественных и научных ценностей, находящихся в разных странах.
Наша страна, включенная в сферу вашей благородной инициативы, сохранила важнейшие памятники древнейшей истории всех народов, которые когда-либо населяли Балканский полуостров. Поэтому Исполнительный комитет Археологического общества г. Пловдива возложил на нас приятную обязанность сообщить вам о том, что Общество безоговорочно одобряет вашу работу.
Одновременно сообщаем вам, что Общество охотно предоставит вам любую связанную с нашей страной информацию по этому направлению и готово к сотрудничеству в качестве вашего корреспондента.
Мы желаем вам больших успехов в осуществлении вашей благородной работы и надеемся на получение все более и более обнадеживающих известий о ваших достижениях в области предложенных вами инициатив.
17 октября 1930 г.
Филиппополис

Гилберт Арчи, директор Оклендского института и музея:
Я имел удовольствие представить ваше письмо от 29 мая перед нашим Советом на состоявшемся вчера собрании. Члены Совета восприняли это предложение с большим интересом и приняли единодушное решение о поддержке ваших усилий, связанных с продвижением международного пакта по защите художественных и научных ценностей в военное время.
16 июля 1930 г.
Окленд, Новая Зеландия

Антонио Авена, директор музея Замка Веккьо:
Пакт Рериха, связанный с международным нейтралитетом художественных и научных ценностей, призывающий человечество к сохранению культуры вопреки раздуванию пламени военного пожара, заслуживает горячей поддержки всех цивилизованных народов и всех учреждений, заинтересованных в сохранении созидательного труда человеческого гения. С большим энтузиазмом я сообщаю вам о поддержке вашего проекта всеми учреждениями искусства нашего города, а именно: Археологическим музеем, Римским театром, Галереей средневекового и современного искусства, Замком Веккьо, Галереей современного искусства, Дворцом Помпеи. Примите наши самые наилучшие пожелания.
1 ноября 1930 г.
Верона

Д-р В.Барт, Общество изящных искусств г. Базеля:
Безусловно, я согласен с вашим планом введения и распространения международного пакта по защите художественных и научных ценностей.
Такие чудовищные события, когда соборы и музеи разрушались из-за того, что народы находились в состоянии войны, больше не должны повториться. Эти сокровища являются общим достоянием человечества и должны находиться за пределами сферы влияния тех, кто выясняет отношения с помощью войны. Я надеюсь, что ваши планы, к которым я отношусь с большой симпатией, будут успешно и эффективно реализованы в будущем.
31 мая 1930 г.
Кунстхалле, Базель



Чарльз Ф.Д.Белден, директор Бостонской публичной библиотеки:
Нет необходимости говорить, с каким горячим одобрением я отношусь к международному пакту по защите художественных и научных ценностей. Хотелось бы верить, что уже наступило то время, когда все страны готовы поручиться, что будут оберегать произведения культуры. Это могло бы стать шагом к утверждению взаимопонимания между народами и развитию всемирной культуры.
Я буду чрезвычайно рад, если вы используете мое имя, когда это понадобится в отношении предложенного Пакта, и если я когда-либо смогу чем-то оказаться полезным, то всегда буду рад вашим предложениям.
16 апреля 1930 г.
Бостон

Элизабет Блэк, управляющая Муниципальной комиссией по искусству города Лос-Анджелеса:
Ваше письмо от 15 апреля 1930 г. было представлено на собрании Муниципальной комиссии по искусству, состоявшемся в среду, 23 апреля 1930 г. Мне поручено сообщить вам, что упомянутый вами проект был единодушно одобрен этой комиссией.
Комиссия по искусству считает, что план профессора Николая Рериха по созданию международного флага, который в военное время будет служить для защиты музеев, библиотек и т.п., является чрезвычайно достойным делом и заслуживает всеобщего одобрения.
23 апреля 1930 г.
Лос-Анджелес

Эдвард Богайн, директор Королевского Дублинского общества:
Введение международного флага для защиты образовательных учреждений, музеев и художественных ценностей могло бы оказать неоценимую пользу всему человечеству. Я надеюсь, что в конечном счете этот проект принесет свои плоды.
30 октября 1930 г.
Дублин

Хосе Серрат-и-Бонастре, президент Королевской академии наук и искусств, Барселона:
В ответ на ваше любезное послание от 29 мая, имеем честь сообщить вам, что Королевская Академия наук и искусств города Барселоны рада поддержать ту работу, которая была инициирована Музеем Рериха с целью охранения научных и художественных ценностей.
14 июля 1930 г.
Барселона, Испания

Филиппо Боттаци, ректор Неаполитанского королевского университета:
Проект Знамени Мира профессора Николая Рериха заслуживает восхищения и безусловного одобрения. Я надеюсь, что он будет полностью реализован.
16 июля 1930 г.
Неаполь

Гордон Боттомли, Карнфорт, Англия:
Я также получил консультативную копию «Знамени Мира» профессора Рериха о его Пакте по охранению ценностей человечества в военное время. Нет необходимости говорить, что я горячо и полностью одобряю эту идею и считаю необходимым использовать все возможности для того, чтобы обеспечить повсеместное принятие этого Пакта.
22 мая 1930 г.
Карнфорт

Д. Рассел Боуи, пастор церкви Милости Господней:
Мне представляется, что намеченный профессором Рерихом план является превосходным. Я был бы рад предоставить свою поддержку любым усилиям по его реализации.
8 апреля 1930 г.
Нью-Йорк

Элла Брадли, библиотекарь, Мемориальный Фонд Истмэна, Миссисипи:
Члены совета Мемориального Фонда Истмэна просили меня выразить вам глубокую признательность за осуществляемую вами и Музеем Рериха работу по охране художественных и научных ценностей. Члены совета одобряют ваш проект и готовы поддержать его в случае необходимости.
28 апреля 1930 г.
Лаурель

Профессор Джеймс Х. Брестид, Институт Востока при Чикагском университете:
Я с интересом ознакомился с полученной от вас статьей, в которой обсуждается новый проект под названием «Знамя Мира». Мне представляется, что такой символ может оказать очень ценное влияние, и я был бы рад видеть его установленным во всех местах соответствующего назначения. Шлю вам свои самые наилучшие пожелания и веру в успех этого движения.
7 мая 1930 г.
Чикаго

Чарльз И. Бруэр, президент колледжа Мередит:
В ответ на ваше письмо от 15 числа позвольте выразить вам горячее одобрение всех предпринимаемых усилий по охранению художественных и научных ценностей. Я считаю, что это чрезвычайно достойное предприятие, которое должно получить поддержку от каждого истинного гражданина Америки и всего мира.
18 апреля 1930 г.
Роли



Д-р Джон Брик, президент Женевского национального института:
Я только что получил ваше письмо от 1 мая и ознакомился с сопровождающей его статьей о принятии специального флага для защиты художественных и научных ценностей во время войны.
Едва ли стоит говорить о том, что этот проект был поддержан нами и мы искренне надеемся на конечный успех вашего предприятия.
Мы полностью одобряем этот проект и не преминем выразить нашу поддержку этой идее, когда она будет представлена руководству нашей страны.
9 мая 1930 г.
Женева

Флетчер Брокман, секретарь Комитета по укреплению дружбы между Америкой и Дальним Востоком:
Я горячо одобряю вашу работу. Буду рад получать информацию о дальнейшем ее развитии и быть вам полезным всем, чем могу.
12 сентября 1930 г.
Нью-Йорк

Г-н Карл В.Брумель, президент Кливлендского общества художников:
Как президент Кливлендского общества художников сообщаю вам, что наш совет проголосовал в поддержку вашего проекта «Знамя Мира», и мы готовы оказать вам любую помощь в пределах наших возможностей.
15 мая 1930 г.
Кливленд

Джиованни Бурнетти, ректор Флорентийского королевского университета:
Я внимательно прочитал ваше сообщение, касающееся международного пакта по защите художественных и научных ценностей. Мне приятно сообщить вам, что, на мой взгляд, эта идея заслуживает огромного внимания, и я всем сердцем буду поддерживать эту инициативу.
14 мая 1930 г.
Флоренция, Италия

Жан Кафе, куратор Королевского музея искусства и истории:
Хочу рассказать вам, с каким интересом я прочел в «Нью-Йорк Таймс» статью о Знамени Мира.
Я уже имел честь делать несколько предложений по этому же вопросу в адрес нашего государства, указывая на важность гарантированной защиты наших музеев в случае войны, поскольку гарантии Женевской конвенции носят скорее теоретический, чем практический характер. Таким образом, я искренне восхищаюсь вашими усилиями, которые могут привести к триумфу цивилизации в ее противостоянии варварству.
17 июня 1930 г.
Брюссель

Хосе Кастильо, министр народного образования, глава Комитета по развитию науки:
От имени нашего президента я благодарю вас за письмо с приложением от 15 числа сего года.
Проект по охране художественных и научных ценностей представляет огромный интерес. Очень хотелось бы, чтобы все народы приняли его во внимание и внесли свой вклад в реализацию этой благородной идеи.
30 октября 1930 г.
Мадрид

М.Чанг, Министерство образования Китайской Республики:
Я с особым удовольствием подтверждаю получение вашего письма из Нью-Йорка от 21 мая, в котором вы информируете меня о проекте по защите художественных ценностей посредством международного флага, сходного с тем, который используется Обществом Красного Креста. Международный пакт, который вы разрабатываете для этой цели, обладает неизмеримой гуманитарной ценностью, поскольку художественные ценности в прямом смысле этого слова являются всеобщим достоянием и не могут принадлежать только одной нации или народу. Я сожалею только о том, что эта мысль не была подана раньше.
20 июня 1930 г.
Нанкин

Г.А.Кравелл, директор библиотеки Венского университета:
Примите мои самые искренние поздравления. Эта благородная идея проста и великолепна. Если бы она была реализована в прошлом, то музеи всего мира выглядели бы совершенно иначе, по сравнению с тем, что они представляют собой теперь.
30 октября 1930 г.
Вена, Австрия

Байрон Каммингз, директор Государственного музея:
Мы с большой симпатией относимся к вашему движению по защите научных и художественных ценностей и будем чрезвычайно рады сделать все, что в наших силах, для утверждения «Знамени Мира», которое будет служить этой цели.
10 сентября 1930 г.
Туксон

Леон Дабо:
В 1917 г., когда я был членом официальной американской миссии к Союзникам, французское военное ведомство разрешило мне побывать на линии фронта, и я оказался в Реймсе во время одной из наиболее яростных бомбардировок. Мне показали собор, в стенах которого зияли пробоины от снарядов. По полу нефа этой базилики были рассыпаны осколки безвозвратно утерянных для нас витражей тринадцатого и четырнадцатого веков. Позднее, а точнее – в 1918 г., будучи адъютантом генерала, командовавшего 4-й дивизией США, я своими глазами увидел, какие страшные разрушения может причинить один крупнокалиберный снаряд, выпущенный с бессмысленной яростью необузданного гнева.
Полный список бесценных сокровищ искусства, уничтоженных во время этой войны, никогда не будет составлен, а непоправимая потеря этих ценностей, этих устремлений человеческой души к красоте и гармонии, никогда не сможет быть восполнена.
Поэтому, горячо поддерживая чрезвычайно достойную и конструктивную идею профессора Николая Рериха, я испытываю большую надежду, что этот международный договор будет заключен без промедления. Я надеюсь, что будет разработан флаг, который будет охранять все здания и памятники, посвященные науке и искусству, а также те сооружения, которые сами по себе представляют архитектурную ценность.
Знаменательно, что такая благородная и альтруистическая идея исходит от профессора Рериха, и нам остается искренне надеяться, что все, кто заинтересован в сохранении памятников и ценностей, созданных нашими предшественниками, выразят свое одобрение и окажут помощь в достижении этой похвальной гуманной и культурной цели.
28 марта 1930 г.
Нью-Йорк

Сеньор дон Карлос Г. Давила, посол Чили:
Большое спасибо за ваше письмо от 22 августа, которое ожидало меня по возвращении из Чили.
Я был бы чрезвычайно признателен, если бы вы смогли предоставить мне всю имеющуюся информацию относительно плана Рериха по защите ценностей искусства и науки в военное время. Мне бы также хотелось знать, была ли эта информация каким-либо образом представлена вниманию моего правительства, и если нет, я буду очень рад взять на себя эту миссию.
2 октября 1930 г.
Вашингтон

Антонио де Бустаманте, судья Постоянного Международного Суда, Лига Наций:
Я с большим интересом прочитал статью профессора Николая Рериха и считаю его идею великолепной и достойной всяческих похвал. Это еще один шаг вперед по пути, уже предложенном Мирными Конференциями, состоявшимися в Гааге в 1899 г. и 1907 гг. Особенно хотелось бы отметить в этом смысле последнюю конференцию. Единственная проблема, которая может возникнуть, заключается в следующем: можно ли для защиты тех мест, которые не должны ни при каких обстоятельствах подвергаться атакам во время войны, использовать только один символ или их может быть несколько. Думается, что различные символы могут вызвать замешательство и стать причиной серьезных ошибок.
23 мая 1930 г.
Гавана

Бенджамин Декассерис:
Будучи яростным антипацифистом и антиидеалистом по отношению к внешнему миру, я все же хочу настойчиво и с большим энтузиазмом поддержать вашу великую идею по введению флага для защиты культурных и художественных ценностей во время войны. Эти вещи для меня гораздо священнее, чем человеческая жизнь. Это прекрасная идея, и я поддерживаю ее полностью.
10 июля 1930 г.
Нью-Йорк

В.Дионна, директор Музея искусства и истории:
Мы горячо одобряем эту идею и надеемся, что вы сможете достичь намеченной цели по сохранению художественных и научных ценностей в военное время. Пусть ваши усилия увенчаются успехом.
9 мая 1930 г.
Женева

Барон Мишель де Таубе:
Я получил полный вариант статьи профессора Рериха «Знамя Мира», а также проект по охране учреждений и памятников, имеющих отношение к искусству и науке, предложенный Соединенными Штатами на утверждение остальным державам. Я полностью поддерживаю благородную идею инициатора этого Пакта – профессора Николая Рериха.
Реализация этого проекта, с точки зрения международного права, могла бы стать логическим и необходимым развитием тех принципов, которые уже были выдвинуты на двух конференциях в Гааге, проведенных в 1899 и 1907 гг. На мой взгляд, она послужила бы основой для нового продвижения человечества по длинному и нелегкому пути, ведущему к гуманизации войны и конечному триумфу мира.
В отношении этой идеи я позволю себе выдвинуть следующее предложение для внесения его в заключительный проект этого Пакта: упомянуть сооружения, связанные с богослужением, вне зависимости от того, к какой религии они относятся, что, по-видимому, было опущено в первой статье Пакта.
Я считаю, что мое предложение находится в полном соответствии с уже существующими после Гаагской конференции 1907 г. условиями, равно как и с первоначальной идеей профессора Николая Рериха, которому я хотел бы адресовать свои поздравления с благородной инициативой миротворчества душ и сердец.
30 сентября 1930 г.
Париж

Его превосходительство Р.С.Диллон, губернатор Нью-Мексико:
Я считаю, что такой договор является делом величайшей важности для всех народов мира. Каждая раса и страна обладают редчайшими и бесценными сокровищами искусства. Эти сокровища могут представлять собой здания, библиотеки, музеи, картины и скульптуры, которые бережно создавались и сохранялись на протяжении веков. Безжалостное разрушение таких сокровищ в периоды военных действий наносит удар в самое сердце народа и становится препятствием на пути человеческой расы к лучшим и более счастливым условиям жизни.
Я надеюсь, что «Знамя Мира» профессора Рериха очень скоро будет развеваться над сокровищами искусства всего мира.
8 апреля 1930 г.
Санта-Фе

Генеральный директор Отдела античности и изобразительного искусства Министерства народного образования:
Министерство с радостью получило проект международного пакта, который будет охранять все сокровища искусства и науки посредством международного флага.
Я буду привлекать внимание Комиссии по интеллектуальному сотрудничеству при Лиге Наций к этому благородному устремлению за утверждение культуры и искусства.
13 июня 1930 г.
Рим

М. Генри Дропси:
Мы испытываем глубокую горечь, когда вспоминаем пожар Реймсского кафедрального собора в сентябре 1914 г. Тогда мы находились у Вердена, сражаясь против захватчиков, и я вспоминаю слезы на лице моего товарища Беклу, убитого вскоре после этого, когда до нас дошло известие: «Реймсский собор сожжен».
Это чудо из чудес тринадцатого, четырнадцатого и пятнадцатого веков было разрушено, и мы были безутешны. Поэтому я с радостью одобряю великую идею Мастера – Николая Рериха. Я убежден, что все цивилизованные государства с готовностью воспримут ее во имя дальнейшего просвещения и наставления людей.
10 мая 1930 г.
Париж

Мэр И.А.Ф. Даттон, министр правительства:
Его превосходительство губернатор, сэр Эдвард Григг поручил мне подтвердить получение вашего письма от 27 мая с приложенной статьей профессора Николая Рериха «Знамя Мира».
Его превосходительство поручил мне поблагодарить вас за эту статью, которая была прочитана им с большим интересом, и передать, что он с большой симпатией относится к идее сохранения музейных ценностей.
7 июля 1930 г.
Кения, Восточная Африка

Д-р Эдмундо Эскомель, лауреат Парижской Медицинской академии:
Я с большим энтузиазмом поддерживаю идею, выдвинутую Музеем Рериха. Я считаю, что предметы, относящиеся к науке и искусству, являются достоянием всего человечества и культуры, что они смягчают страдания и боль, причиняемые таким бедствием, как война.
Я так остро чувствую это, что сам собрал небольшой музей на дому, состоящий из предметов общего характера, включающий около 4500 предметов, принадлежащих цивилизации инков, которые рассказывают мне о культуре моих предков. Мною также собраны зоологические, ботанические, патологические и художественные экспонаты, которые стали частью моей жизни. Мне пришлось много учиться, и наука и искусство всегда отвечали на мои вопросы более приветливо и доброжелательно, чем многие человеческие существа. Я люблю эти экспонаты так, словно они являются членами моей семьи, и надеюсь, что они переживут меня и будут дальше служить культуре моего народа.
Вот причины, по которым я присоединяюсь к тем, кто хочет охранить культуру не только от войн между различными странами, но также от гражданских войн и внутренних конфликтов.
1 ноября 1930 г.
Ареквипа, Перу

Агостино Джемелли, ректор Миланского католического университета:
Я с большим удовольствием присоединяюсь к этой инициативе и считаю, что эта идея, к которой должен присоединиться каждый мыслящий человек, заслуживает всяческой похвалы. Я желаю, чтобы ваша работа была встречена с большим пониманием.
14 ноября 1930 г.
Милан

Джон Л. Гериг, Колумбийский университет:
Я получил вашу брошюру и хочу со всем энтузиазмом заверить, что ваши усилия по защите художественных и научных ценностей вызывают мое самое сердечное одобрение.
12 августа 1930 г.
Нью-Йорк

Шарлотта П. Гилман:
Безусловно, по поводу необходимости и ценности флага для защиты мировых художественных ценностей может быть только одно мнение. Для этой цели и в качестве следующего шага по направлению к мировому единению его следует единодушно принять всем народам.
Я желаю скорейшего успеха этому начинанию.
17 августа 1930 г.
Норвичтаун

Т. Рассел Годдар, куратор музея Хэнкок:
Большое спасибо за ваше письмо от 29 мая и приложенную статью профессора Николая Рериха «Знамя Мира». Я прочитал эту статью с величайшим интересом, и международный пакт мира, который будет защищать все художественные и научные ценности посредством международного флага, встретит мою полную поддержку.
7 июня 1930 г.
Ньюкасл-апон-Тайн

Г.Гроумер, куратор библиотеки и музея г. Хагенау:
Не могу не выразить полной поддержки вашей идее по защите музеев от ужасов и опасностей войны. Никто лучше нас в Эльзасе не может судить о чудовищных последствиях войн, которые проносились по нашей стране на протяжении веков. Среди городов, которые могут потребовать неприкосновенности сокровищ искусства и исторических памятников в периоды военных конфликтов и разрушений в мирное время, городу Хагенау следовало бы быть одним из первых, поскольку со времен Ренессанса, благодаря демократическим свободам, в стенах этого города были собраны многочисленные сокровища искусства. Я не верю, что кто-нибудь из моих коллег в мире сможет возразить против этого мнения, и нет нужды говорить, что вы заслужите всеобщую благодарность, если спасете от угрозы войны эти сокровища, которые почитают во всем мире.
14 ноября 1930 г.
Хагенау (Нижний Рейн)

А.Кумар Халдар, директор Государственной школы искусств и ремесел:
Я целиком и от всего сердца приветствую благородную программу профессора Рериха, вводимую во имя искусства, религии и науки во всем мире. Я хотел бы, чтобы в этой программе были упомянуты и археологические памятники, храмы и мечети Востока, хотя уверен, что они также имелись в виду.
Я перевожу статью профессора Рериха на бенгальский язык для публикации в ряде известных журналов и пошлю ее оригинал в «Рупам» (индийский журнал по искусству, Калькутта), «Руплекха» (индийский журнал по искусству, Дели), а также в «Модерн Ревю» (искусство и литература, Калькутта) для публикаций внутри Индии на языке урду. Я имею все основания рассчитывать на ответы от них, так же как и на отклики индийской интеллигенции.
С уважением.
15 апреля 1930 г.
Лакнау

Достопочтенный Джордж Ю. Харви, глава округа Квинс (Нью-Йорк):
Я горячо присоединяюсь к усилиям Музея Рериха по достижению неприкосновенности мировых художественных и научных ценностей в военное время. Я считаю вашу программу чрезвычайно конструктивной и прогрессивной и заслуживающей внимательного рассмотрения.
Одним из бедственных итогов войны является уничтожение культурных ценностей. Признание воюющими сторонами того факта, что предложенное вами международное соглашение будет защищать их художественные, образовательные и научные учреждения среди разрушений войны, конечно же, должно привести к принятию «Знамени Мира».
21 апреля 1930 г.
Лонг-Айленд Сити

Д-р Эдгар Л. Хьюэтт, директор Школы американских исследований:
По возвращении из Мехико я получил ваше письмо от 13 числа сего месяца. Благодарю вас за приложенную статью профессора Рериха, которому мы обязаны этим ценным начинанием. Безусловно, что дух этого предложения должен привлечь к себе всех здравомыслящих людей всего мира.
24 марта 1930 г.
Санта-Фе

Его превосходительство президент Республики Панама [Флоренсио Армодио Аросемена]:
С большим удовольствием отвечаю на ваше письмо от 22 мая в отношении статьи профессора Николая Рериха, дающей представление о международном пакте по защите художественных и научных ценностей. Я с интересом прочитал эту работу и заверяю вас, что сделаю все, что в моих силах, чтобы помочь претворению на практике этого, заслуживающего всяческого одобрения проекта профессора Рериха.
4 июня 1930 г.
Панама

И.О.Холленд, президент Вашингтонского государственного колледжа:
Это предприятие представляется мне чрезвычайно ценным, и я надеюсь, что ваша организация сможет осуществить на практике меры по защите художественных ценностей от уничтожения во время войны.
15 апреля 1930 г.
Пулман

Его превосходительство Генри Х.Хортон, губернатор Теннесси:
Я нахожу эту идею великолепной. Мне кажется, вы так ясно определили цели этого проекта, что я ничего не могу предложить в дополнение к нему. Я полностью одобряю этот проект.
7 апреля 1930 г.
Нешвилл

А.Хрдлицка, куратор Национального музея США:
Я рад всем сердцем присоединиться к вашей агитации и требованию сохранить нейтралитет для всех научных ценностей и учреждений в случае войны. Они принадлежат всему миру и содержат уникальные предметы, которые невозможно будет восстановить и которые, в случае их уничтожения, станут невосполнимой утратой для всего человечества.
6 сентября 1930 г.
Вашингтон

Уоллес Ирвин:
Поскольку мне своими глазами довелось увидеть кровь и разрушения военного времени, я полностью согласен с планом профессора Рериха по охране невосполнимых ценностей в случаях военного вторжения или осады. Нам удалось кое-что сделать для восстановления Реймса и Лувена, но подлинную красоту этих великих культурных центров уже не вернуть. Здесь не помогут ни благие намерения, ни деньги, ни научные достижения наших дней. При всех наших знаниях мы не можем вернуть к жизни прекрасную женщину, если она уже мертва. Рассуждения о том, сможет или не сможет появление этого флага – флага империи Красоты – сдержать разрушительные стремления, олицетворяемые осадными пушками, неуместны. Этот флаг может представлять те принципы, которые исповедуют лучшие из нас. Его развевающееся полотнище может стать аргументом против жестокости осадных орудий. По крайней мере, этот флаг мог бы стать еще одним призывом к духовной жизни, которую Европа, следуя своим рациональным путем, отвергла.
11 июля 1930 г.
Ист-Сетокет

Д-р Оскар Б. Джейкобсон, директор художественной школы Оклахомского университета:
Я получил ваше письмо с приложенной статьей о Флаге Мира для художественных музеев. Почему эта мысль никому не пришла в голову раньше? Это прекрасная идея, и я надеюсь, что она будет осуществлена. Было бы великим событием поднять такой флаг над нашим маленьким художественным музеем. Определен ли окончательно дизайн и цвет флага?
18 марта 1930 г.
Норман, Оклахома

Л. Станли Джаст, главный библиотекарь Манчестерской публичной библиотеки, административный отдел:
Благодарю вас за пересылку двух перепечатанных документов, касающихся Пакта Рериха по защите художественных и научных ценностей во время войны.
Я прочел эти документы с большим интересом и, поскольку мое мнение по этому пакту будет принято во внимание, я выражаю ему свое самое сердечное одобрение.
Война сама по себе должна восприниматься как нецивилизованное явление, но бессмысленное разрушение культурных центров может быть достойно только дикарей.
Я высоко ценю, что вы любезно прислали мне эти документы с обещанием держать меня в курсе последующего развития событий.
Нет никакого сомнения, что вся мировая общественность поддержит этот Пакт.
29 октября 1930 г.
Манчестер, Англия

Лим Бун Кенг, президент университета г. Амой:
Разумеется, я придерживаюсь мнения, что это движение, так действенно поддержанное вами и вашими коллегами, идет правильным курсом, иначе цивилизация может оказаться отброшенной к временам варварства. Я просил профессоров нашего университета оказать поддержку этому проекту.
9 июня 1930 г.
Амой, Китай

Рокуэлл Кент:
Прочитав Вашу статью о международном флаге, я сначала подумал, что если даже шпили Церкви Господней не стали защитой от бомбардировок в прошедшей войне, то никакая эмблема, вера или закон не защитят от крайностей военного времени. Но на самом деле это возможно, и я, конечно, всем сердцем присоединяюсь к этому движению, организатором которого является профессор Рерих.
2 апреля 1930 г.
Аусэйбл Форкс (Нью-Йорк)

Л.Кехлер, ректор Цюрихского университета:
Мы благодарим вас за сообщение от 19 мая и приложенную статью профессора Рериха, связанную с идеей защиты культурных учреждений в военное время. Мы внимательно изучили это интересное послание и хотим выразить благодарность за предоставленную возможность получить эту статью.
4 июня 1930 г.
Цюрих

Д-р С.Ф.Колдруп, директор Бергенского музея:
Хочу сообщить вам, что полностью поддерживаю идею международного флага культуры. Надеюсь, что с помощью незамедлительных действий эта идея будет вскоре реализована. Это будет поистине памятный день, когда такой флаг, в качестве истинного символа универсальной культуры и мира, будет впервые поднят над культурными учреждениями всего мира.
4 июня 1930 г.
Берген

Феликс Копера, директор Национального музея:
Примите, пожалуйста, огромную благодарность за присланную мне интересную статью профессора Николая Рериха, касающуюся «Знамени Мира».
Я могу только выразить свое искреннее восхищение такому замечательному проекту и пожелать, чтобы он был реализован как можно скорее.
Если я чем-либо могу быть вам полезен по этому делу, пожалуйста, рассчитывайте на мою поддержку.
10 мая 1930 г.
Краков, Польша

Д-р Йозеф Крушинский, ректор Люблинского католического университета:
На мой взгляд, ваш проект превосходен. Вы хотите спасти от разрушений в военное время произведения искусства и такие учреждения культуры, как университеты, библиотеки, музеи, соборы и т.п. Я полагаю, что эта благородная инициатива будет должным образом оценена и полностью поддержана народами, перенесшими ужасы войны.
Следует приложить максимальные усилия для создания международного флага, который охранял бы памятники искусства от таких разрушений, которые были причинены сражающимися во время последней большой войны. Люблинский университет в Польше присоединяется к этому проекту и горячо поддерживает его.
31 октября 1930 г.
Люблин

Вейчел Линдсей:
Благодарю вас за присланную статью «Знамя Мира». Как художник и как человек, я выражаю вам горячую симпатию и поддержку.
22 июля 1930 г.
Спрингфилд

Д-р Карл Ломейер, директор Музея Гейдельберга:
Ваше письмо с приложенной к нему статьей профессора Николая Рериха «Знамя Мира» было получено и прочитано мною с большим удовольствием.
Позвольте мне уверить вас в том, какой глубокий интерес вызывает у меня идея по созданию международного пакта для защиты мировых художественных и научных ценностей.
17 июня 1930 г.
Гейдельберг

Сэр Джон Генри Макфарланд, президент Мельбурнского университета:
Сегодня утром я получил ваше письмо от 30 апреля с приложенной статьей профессора Николая Рериха «Знамя Мира».
От имени нашего университета я хотел бы выразить сердечную поддержку тем предложениям и мнениям, которые содержатся в этой статье.
2 июня 1930 г.
Мельбурн

Генри Б. Макомбер, Фонд Кранбрука:
Я от всего сердца приветствую план профессора Рериха по введению международного флага, который будет служить для защиты художественных, литературных и научных ценностей во время войны, если она случится в будущем.
Я считаю, что Музей Рериха осуществляет великолепную работу, выдвигая этот план, и я буду рад поддерживать его всеми возможными способами.
24 апреля 1930 г.
Кранбрук, Блумфилд Хилл, Мичиган

Д-р Юдах Л. Магнус, Еврейский университет:
Мне необычайно понравилась ваша идея создания международного флага для защиты художественных и научных ценностей. Я надеюсь, что имеется шанс для достижения этой цели.
18 июня 1930 г.
Иерусалим

Теодоро де Сан Роман-и-Мальдонадо, директор Королевской академии изобразительных искусств и исторических наук:
15 июня я получил ваше любезное письмо с приложенной статьей по поводу охраны художественных памятников, подписанной профессором Николаем Рерихом.
Я передал эти материалы в Королевскую академию, где письмо и статья профессора Николая Рериха были восприняты с большим энтузиазмом. Сотрудники Академии выражают вам свою искреннюю симпатию, и вы можете рассчитывать на нашу поддержку этой великой идеи, выдвинутой ради мира и культуры. Мы будем рады быть вашими представителями здесь.
30 июня 1930 г.
Толедо, Испания

Д-р Альфред В. Мартин, Общество этической культуры:
Я получил ваше чрезвычайно доброжелательное письмо вместе со статьей «Знамя Мира» и благодарю вас за то, что вы были настолько любезны переслать мне эти материалы. Как вы понимаете, будучи членом исполнительного комитета Всемирной конференции по всеобщему миру через религию, я очень интересуюсь этим проектом.
Возможно, мы сумеем каким-то образом связать проект «Знамя Мира» с нашей неотложной работой по утверждению мира во всем мире.
3 апреля 1930 г.
Нью-Йорк

Д-р Фрэнк Джуэтт Мейдер мл., директор художественного музея Принстонского университета:
Я от всего сердца одобряю предложения профессора Рериха по введению международного флага для всех художественных музеев и т.п. Я полагаю, что над этими музеями по-прежнему будут развеваться их национальные или муниципальные флаги, но новый флаг будет постоянно напоминать нам о международном характере искусства. Это символ той ценности, которая ежедневно взывает ко мне, хотя, говоря откровенно и учитывая условия современной войны, я сомневаюсь, что этот флаг сможет служить серьезной защитой во время военных действий. Будем надеяться, что это предположение не будет проверено на практике.
3 мая 1930 г.
Принстон

А.Родригес Морей, директор Национального музея:
Я хочу передать вам с этим письмом мои самые искренние поздравления с вашей блестящей идеей создания охранительного флага для научных и художественных произведений и учреждений всего мира, который мог бы использоваться в военное время.
Я имел удовольствие сообщить правительству Кубы о вашей идее, отметив, что я приветствую ее с энтузиазмом и интересом. Я выразил уверенность, что эта идея повсеместно будет встречена с интересом и одобрением, и надежду на то, что принятие этого охранительного флага с целью не допустить повторения имевших место в прошлом ужасов разрушения произведений науки и искусства станет реальностью.
Примите мои поздравления и пожелания торжества вашей благородной идеи.
Я буду всегда рад любой возможности быть чем-либо вам полезным.
13 июня 1930 г.
Гавана

В.Мунт, директор библиотеки университета Осло:
С большим интересом прочитал ваше письмо от 15 октября. Я с большой симпатией отношусь к вашему плану создания специального флага для защиты библиотек и других учреждений культуры в военное время, признанного всеми государствами. Эта идея превосходна, и я надеюсь, что она в скором времени будет реализована.
Я был бы очень рад получать сообщения обо всех действиях, направленных на принятие этого плана.
14 ноября 1930 г.
Осло

Д-р К.Л. Охленрот, музей Максимилиана, г. Аугсбург:
Отвечая на ваше высоко оцененное мною письмо относительно создания охранительного флага для защиты зданий, в которых хранятся произведения искусства и науки, могу сказать, что мы надеемся на то, что вы и все сторонники этой идеи сумеют в самое ближайшее время убедить все страны в ее неотложной необходимости и важности.
Мы переслали ваше сообщение в печатные органы и собираемся проводить работу в русле вашего предложения.
31 мая 1930 г.
Аугсбург

Мисс Элеонора Ундердонк, куратор по искусству Мемориального музея Витте:
Президент Лиги искусств Сан-Антонио госпожа Генри Дроут хотела бы заверить Музей Рериха в горячей поддержке разрабатываемого международного пакта по защите художественных и научных ценностей в случае войны и специального флага для установки над такими ценностями.
Мы надеемся, что очень скоро таким знаменем будут отмечены все культурные учреждения и священные вехи вечной красоты.
Еще раз заверяем вас, что мы готовы помогать этому проекту всеми возможными способами.
7 мая 1930 г.
Сан-Антонио

Д-р Теодор Опперман, директор Музея Торвальдсена:
Я только что вернулся домой из путешествия по Италии и только сейчас смог прочесть ваше письмо от 13 марта. Большое спасибо за это письмо и примите особую благодарность за приложенную к нему статью «Знамя Мира». Я прочел ее с огромным интересом. Пользуясь этой возможностью, хочу выразить свою радость и признательность за то, что Музей Рериха проявляет такую инициативу. Это дело огромной важности для каждого человека в мире, который не равнодушен к искусству и культуре.
Примите пожелание, чтобы «Знамя Мира» стало такой же эффективной защитой для сокровищ искусства и науки, какой является Общество Красного Креста для больных и раненых.
4 апреля 1930 г.
Копенгаген

Д.Е. Хуссейн Рушди Панча, президент Египетского института:
Я имею удовольствие подтвердить получение мною вашего любезного послания, связанного с защитой художественных и научных ценностей в случае войны.
Я счастлив сообщить вам, что на последнем собрании Египетского института ваше письмо было зачитано и принято во внимание всеми присутствовавшими сотрудниками.
От имени моих коллег и от меня лично примите благодарность за это интересное предложение, которое вы представили на суд Египетского института и всего интеллектуального мира. Можете быть уверены в том, что все мы едины в своей надежде на то, что эта прекрасная инициатива увенчается успехом.
12 ноября 1930 г.
Каир

Х.Паде, ректор Университета Экс, Франция:
Отвечая на ваше письмо от 5 мая, рад сообщить вам, что с огромным желанием готов присоединиться к проекту, связанному со специальным флагом, разработанным для охраны произведений искусства в военное время.
20 мая 1930 г.
Экс

В.Парван, генеральный секретарь Румынской академии:
Мы с большим интересом прочитали статью профессора Николая Рериха относительно проекта по защите художественных и научных ценностей в военное время. Мы полностью солидарны с высокими гуманистическими мотивами автора этой статьи и надеемся, что этот проект будет реализован очень скоро.
11 июня 1930 г.
Бухарест

Влад. Р. Петкович, директор Белградского музея истории и искусства:
Отвечая на ваше любезное письмо, я имею честь поздравить вас с этой прекрасной идеей защиты сокровищ искусства.
Я полностью солидарен с вашим проектом и всегда готов содействовать вашим благородным устремлениям.
28 апреля 1930 г.
Белград

Дункан Филлипс, Мемориальная галерея Филлипса:
Высылаю вам экземпляры нашего нового номера «Искусство и Взаимопонимание» с редакционной статьей, посвященной вашему проекту создания международного флага для защиты произведений искусства. В последующих публикациях я намереваюсь пропагандировать ваш план и всеми способами поддерживать ту прекрасную работу, которую вы осуществляете с целью формирования международного мнения об искусстве как о великой объединяющей силе.
4 апреля 1930 г.
Вашингтон

Чаннинг Поллок:
Вам едва ли нужно спрашивать мое мнение относительно предложения профессора Рериха по «Знамени Мира» для защиты художественных и научных ценностей. Я от всего сердца одобряю это предложение, и вы можете рассчитывать на поддержку с моей стороны в пределах моих возможностей.
3 августа 1930 г.
Шорхем

Дж. Понграж, библиотекарь Лютеранской теологической семинарии, Венгрия:
Все человечество в долгу у вас за этот план. Пусть Господь дарует заслуженный успех вашему великому почину.
Май 1930 г.
Папа

Д-р Ханс Поссе, директор Государственной художественной галереи:
Мы благодарим вас за статью «Знамя Мира» и с радостью выражаем наше полное одобрение этого плана.
22 мая 1930 г.
Дрезден

А.Х.Куинн, Пенсильванский университет:
Конечно же, все любители искусства без колебаний одобрят предложение, изложенное в вашем письме от 7 июля. Что бы ни думали о возможности мира между народами, нет сомнения, что всем цивилизованным народам надлежит предпринимать меры для защиты хранимых ими художественных и научных ценностей.
14 июля 1930 г.
Филадельфия

А.Б.Рамзи, колледж Магдалины, Кембридж:
Я подтверждаю получение статьи профессора Николая Рериха и полностью одобряю изложенный в ней проект.
22 июня 1930 г.
Кембридж

Р.Ф.Раттри, директор университетского колледжа:
Большое спасибо за присланную статью профессора Николая Рериха «Знамя Мира». Как вы понимаете, я, безусловно, одобряю этот проект и всеми силами буду поддерживать его.
19 июня 1930 г.
Лейчестер

Д-р Бернард И. Рид, Пекинский объединенный медицинский колледж:
Я рад добавить свою высокую оценку этому проекту защиты художественных и научных ценностей. Мне особенно приятно сознавать, что этот проект был одобрен Международной комиссией по интеллектуальному сотрудничеству при Лиге Наций.
25 сентября 1930 г.
Пекин, Китай

Коррадо Риччи, сенатор:
Я всем сердцем поддерживаю проект, выдвинутый для защиты художественных и научных учреждений от разрушительных воздушных бомбардировок.
Будем надеяться, что правительства разных стран услышат ваш голос.
2 октября 1930 г.
Рим

М.Л.Ричард, директор Института океанографии:
Нельзя не одобрить из принципа идею международного пакта по защите мировых художественных и научных ценностей и принятия специального флага для достижения этой цели.
Будем надеяться, что, как бы ни сложились обстоятельства, этот флаг будет повсеместно признан.
Прежде всего, будем надеяться на то, что люди в конце концов осознают, что их борьба за существование не должна выливаться в братоубийственные войны. Наоборот, они должны объединяться для противостояния силам природы и покорять эти силы с целью обеспечения материального и духовного благосостояния человечества.
Об этом мечтал наш ушедший из жизни монарх принц Монако Альберт I, о котором я рад сейчас вспомнить.
21 мая 1930 г.
Монако

Р.Рихтер, секретарь Саксонского союза художников:
От имени нашего президента, г-на доктора Фрица Кайзера, который в течение пяти лет исполнял обязанности министра образования в Саксонии, я благодарю вас за ваше письмо, к которому он отнесся с глубоким интересом.
Ваши усилия по спасению и охранению художественных ценностей всего мира от разрушения и уничтожения в будущих войнах были встречены им с самым горячим одобрением. Он также просил передать вам искренние пожелания успеха.
11 августа 1930 г.
Дрезден

Фредерик Б. Робинсон, директор колледжа города Нью-Йорк:
Предложение о принятии флага, символизирующего занятия искусствами и науками, а также помощь страдающим, является очень хорошим. Если будет достигнуто международное соглашение об использовании такого флага в военное время, то количество прискорбных разрушений центров искусства и науки будет, без сомнения, уменьшено. Но этот флаг может иметь еще большую ценность, став международным знаменем, вокруг которого и в мирное время могли бы объединяться все, кто работает над культурным продвижением человечества. Я желаю всем авторам этой идеи всяческих успехов в практической ее реализации.
21 августа 1930 г.
Нью-Йорк

Его превосходительство Теодор Рузвельт, резиденция правительства, Порто-Рико:
Что касается меня, я горячо одобряю любое соглашение по международному признанию искусства, вне зависимости от того, какой стране это искусство принадлежит.
13 апреля 1930 г.
Порто-Рико

Шосуке Сато, президент Императорского университета Хоккайдо:
Сообщаю вам, что с большим удовольствием прочитал статью профессора Рериха «Знамя Мира». Если бы мы смогли достичь такого взаимопонимания до начала мировой войны, нам не пришлось бы пережить страшные разрушения бесценных творений искусства, имевшие место в Лувене, Реймсе и т.п. Достойно удивления, что преданные служители истины, искусства и науки не подумали о таком проекте гораздо раньше.
Я спешу поддержать ваше благородное начинание, способствующее утверждению мира и совершенствованию нашей жизни.
20 июня 1930 г.
Саппоро, Япония

Герман Шнейдер, президент университета Цинциннати:
Конечно же, я одобряю содержание статьи профессора Рериха «Знамя Мира». Я считаю, что это прекрасная идея. Такие действия (дополняющие служение художественным целям) следует поддерживать, привнося в сознание человечества представление о бессмысленности и тщетности войн.
18 апреля 1930 г.
Цинциннати

Хардинг Шолле, директор музея Нью-Йорк-Сити:
В ответ на ваше письмо, касающееся идеи международного соглашения о защите художественных и научных ценностей в военное время, я, конечно же, выражаю глубочайшую симпатию этому проекту профессора Рериха. Просто невероятно, что такой проект не был реализован раньше.
Выражаю вам самое горячее одобрение и надежду на успех.
2 апреля 1930 г.
Нью-Йорк

Д-р Шриебер-Вайганд, директор художественного собрания Музея Хемница:
Конечно же, мы всем сердцем согласны с вашим предложением и поздравляем вас с идеей охраны учреждений искусства и науки с помощью флага мира во время будущих войн. Вместе с вами мы надеемся на то, что необходимость в использовании этого флага будет редкой и что человечество осознает бессмысленность войн.
3 июня 1930 г.
Хемниц

Министр кабинета, Королевский кабинет:
Король получил Ваше письмо от 22 августа, связанное с проектом Рериха.
Его Величество воспринял ваше сообщение с глубоким удовлетворением, и по его просьбе я имею честь передать вам его искреннюю благодарность.
Примите, пожалуйста, выражение самого глубокого уважения.
8 сентября 1930 г.
Брюссель

Секретарь президента Кубы:
Я имею честь подтвердить получение вашего любезного письма, которое от имени президента вашего Музея вы направили Его Превосходительству президенту Кубы [Херардо Мачадо-и-Моралесу], приложив чрезвычайно интересную статью профессора Николая Рериха о проекте создания Знамени Мира для защиты мировых художественных и научных ценностей во время войны.
Глава государства высоко оценил вашу доброту и просил меня поздравить профессора Рериха от его имени за ту достойную всяческих похвал работу, которую он осуществляет.
29 мая 1930 г.
Гавана

Д-р Джордж Х. Шервуд, директор Американского музея естественной истории:
Ваше предложение по специальному флагу для защиты художественных ценностей и научных трудов в военное время является чрезвычайно востребованным, и мы были бы рады видеть этот проект реализованным.
16 июля 1930 г.
Нью-Йорк

Эптон Синклер:
Я полностью согласен с вашим проектом защиты художественных и научных ценностей от разрушений войны. Мне хотелось бы, чтобы и все человеческие существа были защищены от разрушительных войн, и я уделяю время созданию социалистического движения, поскольку убежден, что главными причинами современных войн являются экономическая эксплуатация и конкуренция.
14 июля 1930 г.
Пасадена

В.Х.Д. Спайсер, личный секретарь премьер-министра:
По указанию своего руководства я имею честь подтвердить получение вашего сообщения от 16 мая с приложением статьи профессора Николая Рериха «Знамя Мира».
Наш премьер-министр г-н Моффат выражает полное согласие и горячую поддержку предложению о введении флага, который следовало бы устанавливать, особенно в военное время, на зданиях и произведениях искусства, обладающих религиозной, образовательной, чисто научной или художественной ценностью и т.п.
Как указывается в этой статье, такой флаг может быть признан в качестве международного флага и должен находиться за пределами сферы военных действий. Подобно тому как объекты, отмеченные Красным Крестом, в военное время считаются неприкосновенными, так и предложенное Знамя Мира должно, насколько это будет возможно, охранять такие здания и произведения искусства от нападений.
2 июля 1930 г.
Солсбери, Южная Родезия

Сэр Ричард А. Сквайрс, канцелярия премьер-министра:
Я имел удовольствие получить ваше письмо от 27 мая, а также копию статьи, напечатанной в «Нью-Йорк Таймс», в которой говорится о желательности создания международного пакта по охране художественных и научных ценностей во время войны. Я считаю это предложение чрезвычайно удачным и заслуживающим сердечного сотрудничества и поддержки.
Если я могу каким-то образом содействовать продвижению вашего плана, для меня было бы большим удовольствием использовать такую возможность.
6 июня 1930 г.
Сент-Джонс, Ньюфаундленд

Г-н Штайнманн, директор библиотеки Герца:
Ваш проект защиты музеев, библиотек и художественных галерей во время войны с помощью международного флага представляется мне великолепным во всех отношениях. Во время последней великой войны мы приобрели очень печальный опыт, и было бы чрезвычайно желательно, чтобы такие потери никогда больше не затронули цивилизацию.
Вероятно, вам известно о том, что в Риме существует более тридцати научных учреждений, представленных различными нациями. Как охранить их во время войны от разрушения и разграбления? Мне кажется, это имеет отношение к тем важнейшим проблемам, которые вы пытаетесь решить. Может быть, это не столь значимая проблема, но она также заслуживает вашего внимания.
30 октября 1930 г.
Рим

Эдвин Л. Стивенс, президент Института Юго-Западной Луизианы:
Я горячо одобряю условия этого пакта и присоединяюсь к тем, кто высоко ценит поставленные им благотворные цели. Я хотел бы, чтобы весь мир смог объединиться и принять пакт по защите от разрушений и бедствий войны всех остальных достояний человеческой цивилизации, включая саму жизнь. Но точка зрения г-на Рериха, конечно, верна. Даже если войны неизбежны, нужно суметь найти в себе достаточную степень цивилизованности, чтобы сохранить хотя бы мировое искусство.
14 апреля 1930 г.
Лафайет

Дж.Г. Фелпс Стокс:
Я высоко ценю вашу любезность и благодарю за присланную мне копию великолепной статьи профессора Рериха под названием «Знамя Мира».
Я прочитал эту статью с огромным интересом и буду более чем счастлив сделать все, что в моих силах, для содействия этому великолепно изложенному профессором Рерихом проекту.
28 марта 1930 г.
Нью-Йорк

Леопольд Стоковский:
Я всем сердцем одобряю идеи и идеалы профессора Рериха, связанные с пактом по защите художественных и научных ценностей. Это благородный проект.
15 марта 1930 г.
Филадельфия

Хальфдан Стром, Норвежская государственная академия:
Я с большим удовольствием и огромным энтузиазмом поддерживаю эту великую идею создания международного флага, который должен быть поднят над музеями, соборами, библиотеками, университетами и другими культурными центрами. Такой план будет обладать неизмеримой ценностью для всего мира, а его разработчики заслужат благодарность всего человечества. Я желаю всяческих успехов этой великой инициативе, предпринятой Музеем Рериха.
23 июня 1930 г.
Осло

Г-жа Л.В.Саттон, президент Художественной ассоциации Миссисипи:
На очередном, проводимом каждые полгода собрании Художественной ассоциации Миссисипи, состоявшемся 29 апреля, ваше письмо было зачитано и вызвало чрезвычайно благоприятные отзывы. Было выдвинуто и принято предложение, чтобы Художественная ассоциация Миссисипи была внесена в протокол как организация, полностью поддержавшая проект по сохранению мировых художественных ценностей во время войны с помощью нейтрального флага. Я хочу сообщить вам об этом факте, а также о том, что мы будем рады и в дальнейшем содействовать этому прекрасному движению всеми возможными способами.
25 мая 1930 г.
Джексон

Княгиня Е.К.Святополк-Четвертинская:
Я чрезвычайно восхищена великой идеей защиты художественных и научных ценностей, созданных разными народами мира. Надеюсь, что вы сумеете благополучно реализовать эту великую инициативу.
5 апреля 1930 г.
Ля Сэль, Сен-Клод, Франция

Ида М.Тарбелл:
Этот проект кажется мне столь же желательным, сколь и осуществимым. Я буду рада оказать ему любую поддержку в пределах моих возможностей.
21 апреля 1930 г.
Нью-Йорк

Алфонсо де И.Таунай, директор Музея Сан-Паулу:
Я с огромным интересом прочитал великолепную статью профессора Рериха, которую вы любезно переслали мне, великодушно интересуясь моим мнением по этому поводу.
Я не могу выразить вам, как много я размышлял об этом благородном устремлении к миру. Идеи создания специального флага для защиты художественных и научных ценностей от разрушений войны, принадлежащие этому великому художнику, просто блестящи и, воистину, ниспосланы свыше.
15 июня 1930 г.
Сан-Паулу, Бразилия

Д-р Дж. Аллан Томсон, директор музея Доминиона:
Увидев своими глазами разрушения, причиненные во время этой мировой войны, я очень высоко ценю ваше желание не допустить таких разрушений в будущих войнах. Поэтому я полностью одобряю ваш проект и желаю вам всяческих успехов в его осуществлении.
2 октября 1930 г.
Веллингтон, Новая Зеландия

Маттиас Тордасон:
Благодарю вас за ваше письмо от 28 мая. Статья профессора Николая Рериха о специальном флаге для защиты художественных ценностей во время войны была для меня очень интересной. Если в будущем воюющие стороны признают такой международный флаг культуры, профессор Рерих одержит одну из величайших побед в борьбе против бедствий войны.
23 июля 1930 г.
Рейкьявик

Хоакин Фолч-и-Торрес, директор Барселонского музея искусства и археологии:
Я считаю, что выдвинутая Музеем Рериха инициатива по разработке международного флага, предназначенного для водружения над памятниками и научными учреждениями во время войны, должна быть воспринята цивилизованными людьми как прекрасная идея. Я счастлив выразить вам свою готовность к сотрудничеству и хочу предложить предать эту идею гласности через прессу Барселоны.
Кроме того, я хотел бы поздравить Музей Рериха с успехом, достигнутым в Лиге Наций, где были осуществлены первые шаги по международному признанию этого Пакта.
5 ноября 1930 г.
Барселона

Л. Ван дер Эссен, секретарь Лувенского университета:
От имени ректора магнификуса Лувенского университета извещаю вас о получении вашего письма от 1 мая, касающегося проекта международного пакта по защите художественных и научных ценностей. Это предложение было представлено на рассмотрение академическому совету нашего университета.
Мне поручено сообщить вам, что академический совет воспринял это предложение с большим одобрением, ибо попытка положить конец эксцессам и бедствиям, свидетелями которых нам пришлось стать во время войны 1914–1918 гг., чрезвычайно важна.
Университет Лувена выражает этому предложению тем большее одобрение, поскольку наш город стал одной из главных жертв такого варварского эксцесса. Мы безоговорочно поддерживаем это предложение.
15 мая 1930 г.
Лувен

Ван Чунг-Ху, Судебный Юань, Народное правительство Китайской Республики:
Я уверен, что это благородное стремление к миру и культуре повсеместно будет встречено с большим одобрением. Я приложу все усилия для того, чтобы дать этой инициативе самую широкую огласку в Китае.
13 июня 1930 г.
Нанкин, Китай

Дедлей Крафтс Ватсон, лектор Чикагского института искусств:
На всех своих лекциях, прочитанных на этой неделе, я цитировал отрывки из статьи «Знамя Мира». Это истинное и мощное утверждение прекрасного проекта. Я приложу все усилия, чтобы донести его значение до моей аудитории.
8 апреля 1930 г.
Чикаго

В.Т.Уэллс, секретарь Австралийского музея:
От имени попечительского совета мне поручено подтвердить получение вашего сообщения от 22 августа с приложенной информацией о развитии проекта Рериха «Знамя Мира». Позвольте искренне поздравить вас с достигнутыми успехами.
7 октября 1930 г.
Сидней

В.Вокаус, секретарь научного учреждения:
Президент Гамбургской научной ассоциации сенатор д-р фон Мелле передает свою благодарность за ваше письмо от 15 октября.
Президент сердечно приветствует ваше предложение по защите учреждений, связанных с искусством и наукой, с помощью признанного всеми народами флага.
17 ноября 1930 г.
Гамбург

Г.Зоппи, президент Александрийского Общества истории, искусства и археологии:
Мы получили ваше сообщение от 5 мая и бурно аплодируем вашему благородному проекту, разработанному с целью сохранения для будущих поколений великолепных произведений искусства и красоты, которые создавались человеческим разумом на протяжении веков. Мы с энтузиазмом поддерживаем ваш проект.

25 мая 1930 г.
Александрия, Триполи

Banner of Peace:
Letters supporting the Banner of Peace.
N.Y.: Roerich Museum Press, 1931

ПИСЬМА В ПОДДЕРЖКУ ПАКТА РЕРИХА И ЗНАМЕНИ МИРА

«Организации, работающие во имя Пакта Рериха, проявили свою деятельность во многих формах: путем устройства лекций, собраний и даже шествий, как напр., Шекспировское общество имени Н.К.Рериха в Нью-Йорке.

Предложение об охране Искусства было встречено с большим энтузиазмом во всем мире.

Тысячи писем были получены от правительств, выдающихся государственных деятелей, научных и художественных учреждений, женских организаций и т. д. Часть этих писем была опубликована в 1 томе сборника, посвященного Пакту Рериха. Среди лиц, выразивших своё сочувствие Пакту, мы находим имена короля бельгийского Альберта 1-го, президента Масарика, г-жи Рузвельт, маршала Лиоте, Мориса Метерлинка, Рабиндраната Тагора, сэра С.В.Рамана, сэра Джагадиса Боса, американского министра Уоллеса, сенаторов Копланда и Риччи, барона М.А.Таубе, профессоров Бустаманте, Альтамира, Ле Фюр, Анезаки, герцогини Сомерсет и множество других.

Ряд Академий (в том числе Французская Академия искусств и политических наук), Университеты и музеи поддержали своими резолюциями проект Н.К.Рериха.

Супруга президента Соединённых Штатов mrs Franklin Roosevelt пишет по поводу Пакта: «Я полагаю, что идеалы, выраженные в Пакте Рериха, могут лишь быть приветствуемы всеми, кто надеется на то, что лучшее в прошлом должно быть охранено, дабы оно могло послужить будущим поколениям и указывать им путь».

Известный американский художник L.Dabo, выражая свое одобрение рериховскому Знамени Мира, заявляет: «Если нам удастся достигнуть того, чтобы все народы приняли это Знамя для охраны прекрасного, драгоценного, всех проявлений человеческого гения, всех созданий мысли и рук человеческих – это будет в течение последнего тысячелетия величайшим достижением Духа и Культуры… Народ судят по его поэтам, художникам и ученым, а не по его дельцам».

Говоря о духовной мощи Н.К.Рериха, доктор Чарльз Флейшер – известный американский писатель и ученый, сказал: «Я чувствую, что Рерих как бы символизирует господство духа. Хотя сегодня он и отсутствует, однако, он всё же среди нас, так мощен его дух»» (1)

Источник: «Символ Знамени Мира. Ступени тысячелетий», Сост. А.П.Соболев, 2010

  1.  Дзанти Д.  Пакт Рериха // Осетия. Париж. 1933. № 7-9. С. 6-7.

Источник:  Знамя Мира: Сборник. – 2-е изд., доп. и перераб.–Междунар. Центр Рерихов, 2005. – 644 с, цв. и тон. илл.

This site was designed with the
.com
website builder. Create your website today.
Start Now